Москва старообрядческая.

С самых своих первых дней церковный раскол XVII века затронул, прежде всего, столицу Московской Руси. Именно храмы и монастыри Москвы первыми получили в феврале 1654 года «Наказ» патриарха Никона, положивший начало печально известным реформам.
Именно в Москве сформировалась первая оппозиция, круг ревнителей древлего благочестия, возглавляемый царским духовником, протопопом Благовещенского собора Стефаном Вонифатьевым (умер в 1656 году). В этот круг также входили протопоп Казанского собора Иоанн Неронов, приютивший у себя в 1651 году протопопа Аввакума, бежавшего из Юрьевца в Москву.
Самочинная расправа Никона над епископом Коломенским Павлом положила начало многовековым гонениям на противников церковной реформы.
После Собора 1666-1667 преследования старообрядцев носило уже государственный характер. Уже не патриарх Никон своей волей наказывал вождей старообрядчества, а государство в лице царя и правящих кругов расправлялось с наиболее активными сторонниками древлеправославия.
Не пощадили гонители и одну из богатейших и влиятельнейших московских боярынь, Феодосию Прокопьевну Морозову, вдову брата царского воспитателя. В 1666 году у нее отобрали все имущество, богатейшие имения конфисковали и отписали в казну. Однако заступничество царицы на первый раз спасло Морозову, получившую обратно даже часть вотчин.
В 1670 году Морозова приняла постриг под именем инокини Феодоры и полностью отошла от светской жизни. Однако, через год и сама боярыня Морозова, и ее сестра Евдокия Урусова были арестованы и сосланы в Боровск, где были заморены голодом в 1675 году.
В 1682 году в Кремле состоялось «прение» о вере, где древлеправославие отстаивал суздальский священник Никита Добрынин, казненный на следующий день после диспута по приказу царевны Софьи.
В принятых в 1685 году «12 статьях» были определены различные меры наказания для старообрядцев: смертная казнь через сожжение в срубе, ссылки, битье батогами и лишение имущества.
Известно, что именно вовремя правления царевны Софьи (1682-1689) беженцами из Москвы и центральной Руси были основаны старообрядческие слободы Ветки и Стародубья. В частности, на Ветке жил священник Козьма, ранее служивший в московской церкви Всех святых что на Кулишках.
Император Петр Первый, как человек прагматичный, указом 1716 года допустил существование старообрядцев при условии выплаты двойного налога.
Существенно политика по отношению к противникам никоновских реформ смягчилась лишь в шестидесятых годах XVIII века.
Указом от 29 января 1762 года император Петр III разрешил старообрядцам, бежавшим за границу, вернуться в Россию, запретив преследование их за моления по старопечатным книгам. Через два дня последовал Указ о прекращении всех следственных и судебных дел о старообрядцах, предусматривавший также освобождение всех их, находившихся под стражей.
Екатерина II предоставила старообрядцам ряд новых уступок, предписав местным властям, чтобы вышедшим из-за рубежа старообрядцам они оказывали покровительство, защищали их и не чинили принуждения в ношении иностранного платья и бритья бороды.
В 1762 г. старообрядцам, вышедшим по её призыву из Польши, она разрешила поселиться в Саратовском Заволжье, по реке Большой Иргиз, где им было отведено около 80 тысяч гектар земли, разрешено беспрепятственно молиться.
Еще в первой половине 18-го столетия московские старообрядцы, приемлющие священство, имели общественные моленные, устроенные в домах богатых людей, а также два особые кладбища: одно близ Донского монастыря, другое за Тверскими воротами. На это указывает надпись на памятнике, поставленном на Рогожском кладбище, на так называемой «моровой могиле», в которую хоронили чумных. Эта надпись гласит: «Место сие отведено для погребения усопших староверов в лето от сотворения мира 7279, вместо таковых, до сего бывших двух кладбищ, единаго у Донскаго монастыря, а другаго за Тверскими воротами».
Во время чумы 1771 года в благодарность за помощь, оказанную во время ликвидации морового поветрия, Екатерина II предоставила московским старообрядцам приемлющим священство под организацию «богаделенного дома» и кладбища землю рядом с деревней Новоандроновкой, за Рогожской заставой. Прежде всего здесь были погребены в братской могиле старообрядцы, умершие от чумы, а также были устроены карантин, больницы и небольшая деревянная Никольская часовня для отпевания усопших, на месте которой в XIX веке был построен единоверческий храм.
В 1872 году в нем был освящен северный придел во имя Покрова Пресвятой Богородицы, а в 1881 устроен и освящен южный придел во имя иконы Божией Матери «Троеручица».
В 1791 году состоялась закладка большого каменного Покровского соборного храма, проект для которого подготовил архитектор Матвей Федорович Казаков.
По инициативе иерархов господствующей церкви проект был изменен: ликвидирована алтарная апсида, уменьшен в размерах церковный шпиль, а вместо пятиглавого собора был построен одноглавый.
Храм (официально значился как часовня) был построен в стиле классицизма, с двумя приделами: святителя Николы и преподобного Сергия Радонежского.
Другая каменная «часовня», Рождественская, была возведена в 1804 году по проекту архитектора Ивана Жукова в стиле барокко. Разрешение на строительство дал московский градоначальник Беклешов.
Внутри Рождественского храма на одной из стен сохранилась надпись о том, что в 1812 году при опустошении столицы французами, по особому Божию к месту сему покровительству, рогожские часовни не пострадали и ничего не потеряли из своих запасов и сокровищ.
С самого начала рогожские храмы были устроены с алтарями и подобием престолов, но литургия в храмах не совершалась из боязни притеснений, хотя еще в 1789 году московские старообрядцы добыли на Иргизе походную полотняную «церковь» с антиминсом древнего освящения. В храмах служились службы суточного круга, совершались церковные таинства и требы.
Исповедь священниками своих духовных детей производилась обыкновенно в часовнях, а иногда и у себя на дому. Для записей исповедников заведены были в конторе особые книги. О количестве говевших в то время можно судить по такой книге за 1841 год.
Из четырех священников, у старшего, — Иоанна Матвеевича Ястребова значится исповедников обоего пола 922 человека, у Александра Ивановича Арсеньева 1440, у Петра Ермиловича Русанова 331,у Иоанна Максимова 335, а всего 3028 человек. Но нужно принять во внимание то обстоятельство, что огромное большинство прихожан не записывалось в эти «метрические» книги.
О числе крещений можно судить из того, что в Рождественской часовне находилось 46 купелей.
К 1845 году всех старообрядцев в Москве и губернии официально числилось 73 484 человека обоего пола. Но чтобы определить действительное количество старообрядцев, вскоре после того министерство внутренних дел произвело частное исследование, не полагаясь на показания официальной статистики. И оказалось старообрядцев уже 186 000 человек, из которых приемлющих священство 120000 человек, причем половина этого количества в Москве, половина в губернии.
О богатстве библиотеки и ризницы кладбища можно судить по тому, что было найдено в них в 1854 году при приеме кладбища в ведение казенного смотрителя.
Найдено: риз священнических 115 и между ними множество бархатных, золотых и серебряных парчей; епитрахилей 66; поручей 228 пар; стихарей 59; орарей 50. Найдено также в кладовых 494 иконы, которые, очевидно, некуда было поставить.
В первой половине XIX века на территории духовного центра древлеправославия находилось целых пять женских монастырей. Среди них была обитель матери Пульхерии с 6 монахинями и 40 послушницами, обитель Александры с 28 монахинями и послушницами, Деворы с 38 послушницами, Маргариты с 4 монахинями и 38 послушницами и Мелании с 10 послушницами. Все эти обители были разорены в 1854 году.
В 1847 году старший священник Рогожского кладбища Иоанн Ястребов признал над собой власть белокриницкого митрополита.
В 1856 году по настоянию митрополита Филарета Дроздова алтари Покровского собора и храма Рождества Христова были запечатаны. Сквозь стены иконостаса и царские врата был пропущен толстый шнур, и на нём лежали огромные печати.
Только 17 апреля 1905 года, на основании царского манифеста о веротерпимости, рогожские алтари были распечатаны.
В память о возрождении церквей по проекту архитектора Фёдора Фёдоровича Горностаева в 1907–1910 годах был возведён восьмидесятиметровый храм-колокольня Воскресения Христова.
С 1923 по 1994 год в Покровском приделе Никольского храма Рогожского кладбища молились верующие Русской Древлеправославной Церкви, пока им не был передан Моссоветом Покровский храм на улице Новокузнецкой.
В 2002 году Покровский храм стал кафедральным патриаршим собором Русской Древлеправославной Церкви, при храме действует большая и дружная община, бережно сохраняются и передаются традиции московского древлеправославия.

Москва старообрядческая. Продолжение.

Первоначально моленная древлеправославных христиан приемлющих священство от Греко-Российской церкви находилась в доме Худяковых на Вороньей улице (ныне — улица Сергия Радонежского) что близ Рогожской заставы и была освящена во имя святителя Николы. Ее ктитором был купец Михаил Федорович Ясашнов (ок.1843 — 13 марта 1909) , ставший инициатором создания в Москве Никольско-Рогожской общины, зарегистрированной в 1908 […]

Москва старообрядческая.

С самых своих первых дней церковный раскол XVII века затронул, прежде всего, столицу Московской Руси. Именно храмы и монастыри Москвы первыми получили в феврале 1654 года «Наказ» патриарха Никона, положивший начало печально известным реформам. Именно в Москве сформировалась первая оппозиция, круг ревнителей древлего благочестия, возглавляемый царским духовником, протопопом Благовещенского собора Стефаном Вонифатьевым (умер в 1656 […]

Семинар о духовных центрах.

Духовные центры старообрядчества.

Исторические духовные центры. Ветка.

Вторая половина XVII века в Русском государстве известна как время глубочайших потрясений, связанных с церковной реформой патриарха Никона и царя Алексея Михайловича. Тем, кто не принял нововведений приходилось бежать либо на окраины, либо за пределы Руси. Одним из важных промежуточных сосредоточений поповцев стала Калуга и ее окрестности, а оттуда они потянулись и дальше — за […]